Кинофестиваль короткометражных фильмов о природе пройдет в Хабаровске

Хороший Иуда и языковой вопрос украинского кино: 4-ый день "Молодости"

Фильм «Божья роса» австрийки Катарины Мюкштайн стал первым продемонстрированным. Режиссер, кстати, училась режиссуре в мастерской Михаэля Ханеке в Венском университете исполнительных искусств.

О фильме можно сказать одно - он нормальный. Не больше, не меньше. Девушка-подросток Ясмин живет в приемной семье, но чувствует там себя чужой. Ее мать Ева в тюрьме, как станет ясно из намеков позже - за убийство мужа. Отсидев около 12-13 лет, то есть, почти всю жизнь своей дочери, героиня выходит. К ней, убежав от опекунов, приезжает Ясмин и они отправляются на малую родину Евы, где попытаются что-то сделать со своими отношениями, которые, по сути, только начинаются. Мать не знает, как следует вести себя с дочерью, к тому же, у нее свои потребности после стольких лет за решеткой, дочь требует близости, но выразить этого попросту не может.

Кино, несмотря потенциально волнующий сценарий, эмоционально нейтральное. Ни слезы не выжмет, ни улыбнуться не заставит. Но есть кое-что: такого рода кино, где есть всепобеждающее торжество реализма, как правило, строится вокруг определенной трагедии. То есть, мы видим обычную жизнь, но в ней все же происходит что-то, ради чего нам это и показывают. Фильмов «ни о чем», несмотря бытующее мнение, не так уж и много. «Божья роса» - один из них. Создается сильное впечатление, что мы попросту подглядываем за кем-то. Лента, если снять музыкальный ряд, стала бы вырванным и задокументированным куском чьей-то жизни. Сильные эмоции героинь длятся недолго и без надрыва: тихо ночью поплакали, вытерлись и заснули. Кульминационной сцены нет. Это, очевидно, можно считать добродетелью. Но этой добродетели мало, чтобы рекомендовать картину к просмотру. Единственное - можно сходить и попробовать расшифровать смысл названия.

В рамках «Недели российского кино» показали ленту молодого режиссера Андрея Богатырева «Иуда». Режиссеру 28 лет, и это уже второй его фильм - первым был в 2011 году «Багги». Богатырев рассказывает не каноническую версию священной истории, а «еретическую»: Иуда на самом деле не предатель, он, увидев, что ученики напрочь не понимают сути учения Учителя, начинает их презирать, а своим предательством хочет помочь Иисусу стать «тем, кем он должен стать», помочь ему состояться как Мессии.

Начало национального конкурса короткометражек оказалось вполне приличным. Прежде всего порадовало то, что можно назвать «Продакшн», то есть все техническая сторона финального продукта - монтаж, озвучка, мастеринг. Не менее примечательным является и операторская работа всех картин - изобретательная, интересная и профессиональная. Особо следует отметить в этом контексте фильм Максима Ксендзы «Дорога».

Истории, рассказанные в шести лентах, демонстрировались, как правило, не слишком оригинальные, но не без исключений: в «Вернуться с рассветом» Алиева, которая является почти притчей с крымско-татарским колоритом, говорится об отце и сыне, который решает жить по-своему и оставить родные места; в «Первом шаге в облаках» Горловой - о двух стариках и одном «быке», которые развлекаются, подглядывая за тем, как любят молодые пары, в «Портрете» Старова, картине в жанре повествования a-ля журнал «Сosmopolitan», - о муках творчества молодого литератора, в «Вижу себя на картине - в пространстве летних лугов...» Матвийчук - об актрисе Ларисе Кадочниковой, ее жизни, способности к рисованию и съемки в «Тенях», в «The End» Якобчука - о «парне, девушке, машине», как написано в каталоге фестиваля.

Лучшей среди этих работ несомненно является уже упоминавшаяся «Дорога». История о парне, чьи родители не вместе, и который цепляется инвалидной коляской сзади к фуре и едет к отцу в Полтаву. Великолепная игра мальчика Андрея Герасименко, крепкая режиссура, лаконичность и взвешенная метафоричность - все это делает ленту Ксёнды вероятным претендентом на победу. Но и еще один фактор играет на этот фильм - язык.

Уже сейчас становится ясно, что одной из ключевых проблем современного украинского кино, по крайней мере каких-то его проявлений, является именно язык персонажей. В «Дороге» говорят по-русски, и поэтому этой ленте веришь. В «Портрете» все зачем-то рассказывается на английском, но это создает определенный эффект отчуждения и дискомфорта неощутимо. Вся серьезность проблемы предстает в картине «Первый шаг в облаках» - она крайне симпатичная, но именно языковой вопрос уничтожает эту работу под корень. В истории о странных вуайеристах одна фраза произносится на чистом украинском, на котором говорят только в рекламе, в театрах и учительницы украинского языка, вторая - разговорно-бытовая, но такая, что за ней слышится бездарный перевод с русского, третья же - на гоповском сленге, который в украинизированном виде звучит просто комично.