Шувалов рассказал, как он платит налоги и кто управляет его имуществом

Ветер перемен: 5 лучших фильмов фестиваля West Wind

С 23 по 27 октября на площадках «Гоголь-центра» и кинотеатра «35 мм» пройдет новый для Москвы кинофестиваль. West Wind, что в переводе означает «Западный ветер», целиком и полностью посвящен европейскому кино: в программе этого года 11 фильмов из Франции и Польши, Дании и Испании, Бельгии и Швейцарии, Голландии и Германии. Некоторые уже успели отметиться на престижных киносмотрах, некоторые только начинают свой путь по мировым экранам. Проект Weekend выбрал из этого многообразия 5 картин, обязательных к просмотру.

«Гарри Дин Стэнтон: Частично фантастика» (Harry Dean Stanton: Partly Fiction)

Швейцария, 2012

Свою дебютную режиссерскую работу Софи Хубер сняла в черно-белом цвете, документальном жанре и посвятил актеру Гарри Дину Стэнтону - на счету этого 87-летнего уроженца Кентукки более полутора сотен ролей, пусть эпизодических, но зато в таких фильмах, как «Крестный отец», «Зеленая миля» и «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Были, несомненно, и главные - и, шутка ли, у Вима Вендерса в «Париже, Техасе» и у Дэвида Линча в «Простой истории». К слову с Линчем, который редко расстается с полюбившимися актерами после одной картины, Стэнтон повстречался еще на съемках «Диким сердцем» в 1990 году, позже - в полнометражной версии «Твин Пикса», и вновь в картине Хубер. Сидя на диване, режиссер просит актера описать себя и спрашивает, как бы ему хотелось, чтобы его помнили, получая в ответ философское «Все это не важно». Зато лицо Стэнтона, испещренное морщинами, красноречивее любых историй - даже звучащих из уст коллег - а умело подобранные отрывки из фильмов и песни в исполнении самого Стэнтона прерывают воспоминания и складывают в цельный портрет актера и мудреца.

Time Out New York: Сердце фильма - серия интервью, во время которых актер сухо уклоняется от любых вопросов о жизни и работе. Вместо этого он предпочитает или хранить молчание, или напевать, что в каком-то смысле превращает фильм в сольный музыкальный концерт.

«Ширли: Образы реальности» (Shirley: Visions Of Reality)

Австрия, 2013

Картина Густава Дойча не укладывается в рамки как целиком игрового фильма, несмотря на наличие героев и сюжета, так и, скажем, видеоарта, к которому, несомненно, тяготеет. Перед глазами зрителей один за другим неспешно разворачивают тринадцать эпизодов из жизни актрисы по имени Ширли. Это один и тот же летний день, 28 августа, в течение 30 лет, каждый раз так или иначе связанный с определенным событием или периодом американской истории. Но, что еще более занимательно, каждая из сцен представляет собой оживающую на глазах картину художника Эдварда Хоппера. Узнаваемая цветовая палитра и реалистичные, фотографические, с четкими геометрическими линиями и застывшими одинокими фигурами, и оттого магические изображения - Дойчу удалось безошибочно перенести на экран узнаваемый стиль художника. Настроение времени и исторический контекст здесь, как и на полотнах Хоппера, угадываются в едва заметных деталях.

Screen: Инсценируя избранные полотна Хоппера, Дойч стремится достичь свойственной им живописной тишины. И всем, кто знаком с творчеством художника, будет интересно попытаться уловить тот самый момент, когда действие на экране в точности совпадает и изображением на картине.

«Маттерхорн» (Matterhorn)

Нидерланды, 2013

Картину Дидерика Эббинге уже показывали в Москве - в рамках ММКФ-2013, где «Маттерхорн» в итоге завоевал призы зрительских симпатий и Гильдии киноведов и кинокритиков. Действие происходит в небольшой голландской деревне, отличающейся патриархальными нравами. Там в одиночестве живет вдовец Фред, добропорядочный прихожанин местной церкви, строго соблюдающий все традиции. В один из дней в деревне появляется странный бродяга Тео, которого Фред решает приютить у себя дома и неожиданно находит в его лице родственную душу, друга и любовь.

Дидерик Эббинге: Я хотел рассказать сказку. Это не реальная история, в ней все придумано. Фред - такой закомплексованный, застегнутый на все пуговицы, встречает другого человека, который даже разговаривать толком не умеет, но обладает эффектом физического присутствия. Для меня как для режиссера не было намерения сделать фильм, ломающий стереотипы. Это история освобождения изнутри, история человека, который осознает себя таким, какой он есть. Не в конфликте с общественными нормами, а в конфликте с самим собой он высвобождается.

«Натюрморт» (Still Life)

Герой - тот самый «маленький человек», неприметный работник похоронного бюро Джон Мэй, в чьи обязанности входит розыск родственников умерших в одиночестве людей. Но никому не нужные при жизни, «клиенты» Джона, как правило, остаются такими и после смерти. Герой до последнего не теряет надежды, в каждом телефонном разговоре тщетно пытаясь убедить собеседника хотя бы проводить покойного в последний путь. Не останавливает Джона даже весть о скором увольнении в связи с сокращением штата: он решает во что бы то ни стало довести свое последнее дело до конца и тратит на «расследование» последние деньги - лишь бы никто не ушел из этой жизни забытым. Главную роль в картине исполнил Эдди Марсан, а сама работа режиссера Умберто Пазолини была признана лучшим фильмом программы «Горизонты» Венецианского кинофестиваля.

«Запретная территория» (Feuchtgebiete)

Наделавшая немало шуму на фестивале в Локарно картина Давида Внендта - экранизация одноименно романа-бестселлера Шарлотты Роше, который в свое время также стал поводом для бурных дискуссий. Юная обитательница Берлина Хелен, при всей внешней привлекательности, пренебрегает некоторыми правилами личной гигиены, а оттого испытывает проблемы интимного характера, сильно усложняющие девушке жизнь. А после неудачной эпиляции она и вовсе попадает в больницу, под контроль заботливых врачей и одного симпатичного медбрата, с которым у Хелен завязываются романтические отношения. Нежные, томные взгляды и самые что ни на есть грубые и откровенные разговоры - серьезные проблемы здесь представлены в духе молодежной комедии, смешной, непристойной и на удивление приятно смелой.

The Hollywood Reporter: Что делает фильм таким доступным, несмотря на спорную тематику, так это выбранный Внендтом тон, нисколько не вульгарный или же намеренно шокирующий. Напротив, невинный, ребяческий образ Хелен становится фильтром для всего, что бы ни обсуждалось на экране.

Главную роль в фильме исполнила актриса Карла Юри - и она, и режиссер Давид Внендт лично представят «Запретную территорию» в Москве, а пообщаться с ними можно будет во время одного из круглых столов в «Гоголь-центре».