Российская певица Елена Жидкова с успехом дебютировала в Венской опере

Танцы правнуков

Концерт рок

Чак Берри выступил в Москве второй раз в течение 2013 года. Это вообще тенденция: почаще привозить в Россию тех, кто стабильно собирает публику, пусть и в меньшие залы, и без особой помпы (из других примеров можно назвать Garbage и The Offspring). Но Чак Берри, конечно, случай особый. За два дня до концерта в «Известия Hall» ему исполнилось 87 лет.

По такому случаю в начале вечера Чаку Берри на сцену вынесли торт со свечами. Вынес его длинноволосый брюнет - менеджер, кажется, тот же, с которым в прошлый раз прадедушка рок-н-ролла прямо на сцене решал финансовые вопросы, совершенно не касавшиеся зрителей (см. «Ъ» от 26 февраля). Собственно, из-за кулис сразу несколько пар глаз следили за тем, чтобы музыкант не оступился, нашел микрофон и пел в него, а не мимо. Эта забота была вполне уместна.

«Ничего-ничего, сейчас он разойдется!» - услышал корреспондент «Ъ» реплику одного из зрителей неподалеку от своего места в зале. В голосе не было уверенности, и в общем правильно. Еще на прошлом концерте было заметно, как сильно сдал гитарист. В этот раз идентифицировать мелодии, которые пытался изобразить Чак Берри, было еще сложнее. «Roll Over Beethoven» он спел несколько раз, в конце концов бас-гитаристу пришлось ему напомнить о том, что песня уже звучала. В течение концерта до зрителей долетело что-то из «My Ding-a-Ling» и «Maybellene».

С большой уверенностью можно сказать, что он сыграл «No Particular Place To Go». Остальные номера могли идентифицировать только музыканты на сцене да еще, пожалуй, самые верные поклонники исполнителя. Причем подсказкой служили в основном гитарные ходы, а не строчки куплетов. Руки Чака Берри, что называется, помнили лучше.

Все это, кажется, ничуть не смущало пришедших. Стоило только ритм-секции задать ритм неизвестно какой песни, как на противоположном от сцены краю зала начинали танцевать акробатический рок-н-ролл. С каждым приездом Чака Берри на его концерты ходит все более молодая публика, в зале стало много совсем юных барышень. Можно только констатировать, что в музыке, которую он изобрел вместе с Джерри Ли Льюисом и Литлом Ричардом, заложен сильнейший тестостероновый потенциал, действующий независимо от того, сколько лет исполнителю на подмостках.

И все-таки определенное чувство неловкости за происходящее на сцене не покидало корреспондента «Ъ». Если в первые приезды мастера все активно обсуждали, например, его привычку в каждом новом городе самостоятельно вести автомобиль от аэропорта до концертной площадки, то теперь он полностью потерял контроль над происходящим и целиком зависит от тех, кто стоит за сценой с хронометром в руках и считает секунды до окончания определенного в контракте часа музицирования. Спасибо, хоть не перепутал название города и объявил, что хочет вернуться в Москву поскорее.

В финале он попытался собрать все оставшиеся силы и выдать «Johnny B. Goode» в хоть сколько-нибудь убедительном варианте. Энтузиасты рок-н-ролла в зале почувствовали это усилие и приветствовали классика с удвоенной энергией. Он все равно был не в силах сыграть всю песню от начала до конца, но не было сомнений в том, что в его голове она звучала во всем своем первозданном величии. И когда во время припева Чак Берри потрясал в воздухе кулаком, энергия, заложенная в песне, буквально сотрясала площадку - исходя не столько от музыканта, сколько от зрителей, которые к концу концерта, кажется, научились читать его мысли.